Психологическая мастерская Анны Харченко

Моя история

Здравствуйте!

Меня зовут Анна Харченко и я рада приветствовать Вас на своем сайте. Я психолог, сертифицированный гештальт-терапевт, работающий в частной практике с 2012 года. На данный момент я работаю по скайпу с клиентами со всего мира, а также практикую в Child and Family Psychological Services (США), выполняя часть магистрской программы факультета практической психологии Университета Вестерн Мичиган. Моя личная история во многом повлияла на формирования меня, как профессионала в области психологии, который успешно работает с кризисными ситуациями и сферой отношений.

Моя жизнь круто поменялась, когда мне было всего пятнадцать лет. Я родилась и выросла в небольшом городе Черкассы, в семье, где родители концентрировались на работе, а я много времени проводила с бабушкой и дедушкой. К подростковому возрасту я уже знала, что хочу поступать на инъяз или же юридический, и что хочу учиться в Киеве. В тот период я увлеклась конным спортом и это стало моим хобби, моей страстью и отдушиной от всех подростковых проблем. Тогда мне и в голову не могло прийти, что в один прекрасный день с очередного занятия верховой ездой вместо того, чтобы вернуться, как обычно, домой, я уеду в больницу, где проведу следующие полтора месяца. А диагноз развернет мою жизнь на сто восемьдесят градусов, заставив отказаться от всего, о чем я тогда мечтала. «Перелом позвоночника с повреждением спинного мозга» прозвучало как приговор.

Помню, что тогда рухнуло все: все точки опоры вместе с шатким подростковым образом себя, к которому неожиданно добавилось инвалидное кресло с формулировкой «навсегда». Тот период мне до сих пор вспоминается как выжженное поле, которое долгое время было огорожено частоколом, а ворота были плотно закрыты на тяжелые засовы. На всякий случай. Чтобы небыло видно, на сколько я была уничтожена произошедшим. Ну и чтобы не жалели, конечно. Ведь когда сам не можешь что-то вынести, видеть, что еще и другие могут прийти в ужас от произошедшего, совсем невыносимо.

Возвращение домой из больницы столкнуло меня лицом к лицу с жестокой реальностью, к которой я, пятнадцатилетняя девочка, совсем не была готова. Мне пришлось всему учиться с нуля – садиться на кровати, пересаживаться в инвалидное кресло, самостоятельно одеваться. Тогда я решила жить надеждой, что если много работать и круглосуточно заниматься физкультурой, то уже очень скоро все станет как раньше. Я изнуряла себя шестичасовыми тренировками и совсем не выходила из дома. Конечно, я делала определенные успехи, но радикальных изменений не происходило, и бегать я так и не начала. Выход на улицу стал целым событием, которое я позволяла себе раз в месяц, и от которого уже через пять минут морально уставала. Показывать себя миру такую не идеальную и уязвимую (а это именно то, что значило для меня инвалидное кресло) было невыносимо и стыдно.

Не знаю, где я нашла силы закончить лицей (на дому, конечно), и поступить в университет на специальность биология со специализацией в физиологии. Учиться решила на экстернате, чтобы можно было продолжать не выходить из дому и делать все задания индивидуально. Почти через три года такого ритма ко мне в сознание стала отчетливо стучаться мысль о том, что «это все-таки навсегда». Именно в тот момент я свалилась в депрессию и несколько недель не могла спать и есть. Я знала, что нужно что-то менять, но было не понятно с чего начинать. Ведь кроме физкультуры в четырех стенах квартиры моя жизнь была абсолютно пуста. Решение обратиться за помощью к психологу стало для меня поворотным моментом.

Мне уже давно советовали прекрасного специалиста, но я считала, что психотерапия – это не для меня, и что все проблемы возможно решить самостоятельно («Разве я не справлюсь?! И вообще, это только для психически не здоровых людей!» — возмущалась я). Оказалось, что также, как невозможно самому себе запломбировать зуб, также невозможно решить некоторые сложности в одиночку, как бы нам этого ни хотелось. И не важно, на сколько вы психически здоровы. А ждать, когда станет совсем плохо – совершенно не обязательно. Более того, психотерапия – это не только решение проблем, но еще и прекрасная возможность для личностного роста и развития. В первую очередь, это забота о себе. У психолога я получила необходимую поддержку без банальных фраз в стиле «держись!» и «все будет хорошо», научилась прислушиваться к себе, и, наконец, выбрала вектор для своего дальнейшего движения.

«как невозможно самому себе запломбировать зуб, также
невозможно решить некоторые сложности в одиночку, как бы нам этого ни хотелось»

Впервые за долгое время я ощутила, что у меня появились силы для желанных перемен. Именно тогда я перевелась на заочный и стала посещать сессии в университете, вместо того, чтобы отсиживаться дома, стала активно восстанавливать общение с друзьями, а также искать работу. Я чувствовала, что для меня важно делать то, что будет значимо и поможет другим людям. Так я попала на работу в общественную организацию и двенадцать лет руководила проектами, которые помогали сделать жизнь людей в инвалидных креслах комфортнее и лучше.

Постепенно у меня восстановился круг общения, и появились прекрасные друзья, которые познакомили меня с моим (на тот момент — будущим) мужем.

Несмотря на то, что обращение к психологу помогло мне справиться с самыми темными временами в моей жизни, решение обучаться этой профессии созрело много позже. Я реально оценивала свои силы и понимала, что утопающий вряд ли сможет помочь кому-то еще. Сначала нужно было позаботиться о себе. Обучение в программе Позитивной Психотерапии я начала для собственного развития, когда почувствовала, что у меня самой есть твердая почва под ногами (или колесами?).

 

Почувствовав, что для глубокой работы с клиентами этих знаний мне не достаточно, решила обучиться на I и II ступени Московского Гештальт-Института. В течении пяти с половиной лет на обучение приходилось ездить в Киев, чтобы перенимать знания у одного из лучших тренеров – Игоря Погодина. Каждый раз приходилось искать, у кого остановиться во время трехдневного обучения, придумывать, как взобраться в маршрутку с инвалидным креслом, и как перемещаться по мегаполису. Но усилия не прошли даром, и я сертифицировалась как гештальт-терапевт.

Поскольку качественная и этичная психологическая помощь является для меня приоритетом, я решила найти возможность пройти магистратуру в стране, в которой сфера психологии развита наилучшим образом, а исследования идут в авангарде. Так я подалась на стипендиальную программу имени Фулбрайт и пройдя жесткий отбор и экзамены, заработала возможность учиться на факультете практической психологии Университета Вестерн Мичиган (США), из которого успешно выпустилась в 2018 году.

Сегодня тема кризисов в моей работе проходит красной нитью через всю практику. Ведь «выжженное поле» у каждого свое и возникает оно по разным причинам. Это может быть результат трудностей в отношениях с близкими, смена вида деятельности, да и вообще любые перемены. Я специализируюсь в вопросах:

— межличностных отношений (когда партнеры друг друга не слышат и не привыкли договариваться, а попытки выяснений заканчиваются конфликтами; когда вы живете ожиданиями от партнера, которые он/она все никак не оправдывает; когда вы переживаете расставание/развод; когда несмотря на физическое расстояние с родными эмоциональная реакция на них остается очень сильной и не самой приятной и пр.)

— тревожных и депрессивных состояний (когда тревога затапливает все ваше существо и становится сложно справляться (ситуативно, или даже с повседневными задачами); когда ничто не радует, и в особенности, когда причины этому не очевидны)

— в экзистенциальных вопросах поиска себя и смысла жизни, или когда «все есть, а счастья нет».

И знаете, что я вам скажу? Найти решение и новые точки опоры можно всегда, даже если поначалау ситуация кажется безвыходной. Я точно знаю. Обращайтесь!

Групповая психотерапия

Психотерапия пар

Индивидуальная консультация